СВЕЖИЕ НОВОСТИ «На Донбассе все могло быть по-другому, если бы не Стрелков» | СВЕЖИЕ НОВОСТИ

"На Донбассе все могло быть по-другому, если бы не Стрелков"

Эксперт: «Его «славянский поход» был фальстартом»

Глава Донецкой народной республики Денис Пушилин заявил, что в ближайшее время будут объявлены сроки подготовки Устава трибунала над пленными украинскими нацистами из «Азовстали». Первый этап трибунала может быть проведен в Мариуполе еще до начала осени. В ДНР, напомним, существует смертная казнь. Высказался по теме и бывший министр обороны ДНР Игорь Стрелков (Гиркин). По его мнению, мариупольский гарнизон должен был быть полностью уничтожен, а то, что его взяли в плен – ошибка.

Об этом бывший командующий заявил в своем видеоблоге (канал Стрелкова на YouTube заблокирован). По его мнению, сдача в плен боевиков с «Азовстали» подает всем украинским военным пример того, что можно два месяца сидеть в осаде, а потом им ничего не будет. Максимум – попадут в плен. «Причём, попадут в плен самые отъявленные нацисты, каратели, мародёры и насильники, которые там и засели, из этого полка «Азов» (Верховный суд РФ рассматривает дело о признании его террористической организацией). А потом, как считает Гиркин, их рано или поздно в полном составе обменяют на тех, кого Украина наловит на своей территории – российских военнопленных либо украинских граждан, сочувствующих РФ. «Поэтому ни Калына, ни Волына, ни Редис в общем-то не опасались за свою жизнь и даже за свою дальнейшую карьеру, сдаваясь в плен», – заключает Стрелков.

 

Это предположение, как практически все, что говорит и делает Стрелков, вызвало резкую реакцию. С одной стороны, если всех уничтожать, то как это можно было сделать технически? Положить сотни жизней при штурме подземелий «Азовстали»? Закачать туда какой-нибудь ядовитый газ, пожертвовав жизнями российских пленных и удерживаемых там гражданских? Уничтожить вместе с «азовцами» ВСУшников, которые могут иметь статус обычных военнопленных? С другой – непонятно, почему полковник хочет лишить своих бывших коллег той ценнейшей информации, носителями которой, безусловно, являются пленные «азовцы».

В связи с этим многие сейчас вспоминают расстрелы мародеров по приговору военно-полевого суда, которые практиковал сам Стрелков в бытность командиром ополчения Славянска. Это не миф: существуют и копии приказов, подписанных Стрелковым, и его собственные признания. Приговоры выносились на основании указа Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 года. Гиркин сообщил о двух случаях, когда приговоры были приведены в исполнение в отношении его подчиненных — командиров ополчения. Командира взвода и командира роты.

По его словам, командир роты начал курить траву и утратил управление подразделением. Этим воспользовалась группа харьковских уголовников в одном из взводов, которые принялись заниматься привычным им делом – рэкетом. Похитили местного бизнесмена и пытали его. Рядовых отправили в штрафное подразделение. А командиров расстреляли, хотя ротный о происходящем даже не знал.

 

По мне, так история дикая. Хотя, конечно, командир несет ответственность за все действия своих подчиненных. И свои собственные, разумеется, тоже. Вот об этом и поговорим.

Весной этого года отмечали восьмилетие так называемой «Русской весны». А 5 июля исполнится 8 лет со дня еще одного события: знаменитого «выхода Стрелкова из Славянска». Звучит эпично. Почти как «переход Суворова через Альпы». Напомним, как это было.

12 апреля 2014 года отряд вооруженных людей в количестве 52 человек вошёл в Славянск – небольшой провинциальный городок на севере Донецкой области. Тогда еще никто не знал, кто эти люди и кто ими командует. Я помню, как на очередном заседании временного правительства Донецкой республики на 11 этаже здания ОГА (облгосадминистрации) Донецка 12 апреля было объявлено, что «казаки из Крыма» дошли, куда следует. В Киеве тут же вспомнили о «зеленых человечках» в Крыму и перепугались не на шутку. На следующий день, 13 апреля, СНБО Украины принял решение о проведении АТО (антитеррористической операции) на Донбассе.

Вскоре командир «крымских казаков» был предъявлен публике под именем Игоря Ивановича Стрелкова. Усилиями его друга, пиарщика Александра Бородая, началась его медийная раскрутка. Бешеная популярность, неожиданно обрушившаяся на седеющую голову отставного полковника ФСБ и реконструктора, объясняется просто: созданный умелыми политтехнологами образ идеально лег на матрицу ожиданий народа, который подсознательно искал нового героя – честного, бескомпромиссного лидера, отважного офицера, взамен не «оправдавшего надежд» Штирлица. Так взошла звезда Игоря Стрелкова, которая и сегодня, хотя изрядно потрепанная и померкшая, продолжает поблескивать где-то почти вровень с линией горизонта.

 

О героической обороне Славянска написаны уже тонны литературы. Она могла бы войти в учебники истории, не исключено, что и в одном ряду с обороной Брестской крепости. Но теперь уже вряд ли войдет. Потому что в ночь на 5 июля Славянская цитадель пала. Не исчерпав полностью, как полагают многие эксперты, свой потенциал сопротивления.

О мотивах, побудивших Стрелкова оставить Славянск, существуют, как водится, разные мнения. Мы не знаем и вряд ли узнаем когда-нибудь, в какой степени его заход на Украину был согласован с обитателями разнообразных высоких кабинетов. Нам показывают лишь маленький фрагмент общей картины.

О том, что какие-то планы каких-то кабинетов действиями Стрелкова были явно нарушены, свидетельствует молниеносный визит в Донецк известного деятеля Сергея Кургиняна, всегда причастного к неким высшим сферам. Сергей Ервандович обвинил тогда Стрелкова в сдаче Славянска и предательстве. В то время это, конечно, у большинства вызвало полное непонимание. Сторонники Игоря Ивановича говорили о «блестящей операции по выходу из окружения». Конечно, это было отступление. Славянск был брошен на произвол судьбы.

Причем речь идет не только о самом Славянске, но и о целой агломерации населенных пунктов: Краматорск, Константиновка, Дружковка, Николаевка, Святогорск… Это огромная территория с населением более полумиллиона человек, которая после ухода ополчения из Славянска была превращена киевским режимом в одну сплошную систему обороны.

Краматорск стал штабом АТО, затем ООС (операция объединенных сил). 8 лет противник на этой территории закапывался в землю, рыл норы, оборудовал подземные железобетонные бункеры с бронированными дверями, многокилометровые сети окопов и блиндажей. Теперь российской армии и народной милиции ЛДНР приходится буквально «прогрызать» всю эту линию обороны.

«Стрелкову тогда была команда держаться и держать Славянск. Он не стал ее выполнять и отошел в Донецк. – говорит военный эксперт Владислав Шурыгин. — Что было бы, если бы он удержал Славянск – можно долго гадать. Те, кто имел отношение к тем событиям, говорят, что тогда нам, может быть, сегодня не пришлось бы так «прогрызать» эту донецкую группировку ВСУ и все эти 8 лет города Донбасса так не обстреливались бы».

А я вспоминаю те апрельские дни 2014 года в Славянске, баррикады у горотдела милиции, костры, лица горожан… Их было много – тех, кто поверил. Я стараюсь даже не думать о том, что с этими людьми произошло потом. Я гоню от себя эти мысли. Скорее всего, большинства из них давно нет в живых. Другие прошли через подвалы СБУ, вероятно, вышли оттуда искалеченными – если не телом, то душою. Всякая «блестящая операция» имеет свою цену.

«Благодаря выходу Стрелкова из Славянска Донецк, еще вчера мирный, большой европейский город, стал прифронтовым. – вспоминает первый глава МГБ ДНР Андрей Пинчук. — Донецкая республика стала в два раза меньше. Люди, которые ему доверились, остались на территории противника и подверглись жесточайшим репрессиям. В Славянск, Дружковку, Краматорск зашли нацбаты. Стали проводиться регулярные зачистки. Было огромное количество уголовных дел, масса арестованных. Людей похищали и убивали. Так что же хорошего в сдаче Славянска?».

— Говорят, что они отправились «спасать Донецк».

— Когда об этом говорят, забывают, что Стрелков не выходил в Донецк. Он сначала шел в Енакиево и Горловку. Но Безлер, который контролировал Горловку, его оттуда выгнал. Тогда уже они пошли в Донецк.

У экс-главы МГБ ДНР есть своя версия о том, как Стрелков оказался в Славянске.

— В Крыму, поскольку у него был опыт Чечни, Стрелкову поручили сформировать специальный батальон ополчения, состоящий из местных ополченцев и российских добровольцев. Этот батальон попал в неприятную историю. Он должен был разоружать в Симферополе топографическую воинскую часть. Причем я знаю, что была предварительная договоренность о том, что они сдадутся и перейдут под российскую юрисдикцию. Но произошел эксцесс исполнителя. Во время неграмотно спланированного и организованного штурма погибли люди — по одному человеку с одной и с другой стороны.

— Это был единственный случай гибели людей во время возвращения Крыма. Как на это отреагировали?

— Было возбуждено уголовное дело, начато расследование. Группе, в которую я входил, поручили их разоружить. Батальон дислоцировался в здании военкомата в Симферополе. Туда прибыл руководитель нашей группы генерал Антюфеев (экс-глава МГБ Приднестровья). Мы провели собрание и смогли психологически переломить ситуацию, принудить их к разоружению.

— Как на всю эту ситуацию реагировал Гиркин?

— Он боялся, что его привлекут по этому делу. Поэтому надо было срочно куда-то ехать. А в это время в Крым прибыли ходоки с Донбасса. Они просили приехать к ним и сделать, «как в Крыму». Стрелков воспользовался ситуацией и поехал на Донбасс.

Не буду скрывать: тогда рассматривался вариант массированного захода на Донбасс российских сил, которые участвовали в крымских событиях. Но общее мнение было, что еще рано, надо дать ситуации дозреть. Я помню разговоры, что надо подождать до осени, чтобы ситуация разгорелась на внутренних ресурсах. Да, хотели заходить, были размышления на эту тему, но в августе-сентябре. А Игорь зашел просто так. Это был фальстарт. Но дальше уже пришлось подстраиваться под него. Потому что было понятно, что второй раз зайти уже не получится под российскими флагами. Вот дальше все и полетело.

— То есть ситуация опережала процесс принятия решений?

— О том и речь. Если бы она дозрела на чисто внутриукраинской тематике, то многие события развивались бы по-другому. А Стрелков зашел, как внешний, как чисто российский фактор.

В Донецке, как известно, Гиркин тоже не прижился, и вскоре его вынудили покинуть территорию непризнанной республики. Причем ключевую роль в его эвакуации сыграл его же бывший друг, экс-премьер ДНР Александр Бородай.

Источник: newsland.com


Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Яндекс.Метрика